Почему жизнь без флирта — путь к одиночеству

26
Почему жизнь без флирта — путь к одиночеству

А ведь мы сейчас живем в удивительное время. Я бы даже сказала, мы свидетели и немые участники переломного момента. Даже не знаю, как сложится дальше, но завтра мы уже не будем такими, как были вчера. Черт, мы уже сегодня не те.

Прощайте, милые загадочные девушки, на наших глазах вы уходите в никуда. Мы больше никогда не увидим ваших таинственных взглядов из-под полуопущенных век. Вы не будете нежно прикасаться кончиками пальцев, тем самым давая понять, что вы уже созрели, все обдумали и ко всему готовы. Прощай, время полутонов! Вы больше не будете приглашать полушепотом на чай, надеясь, что чай перерастет в утренний кофе. Не будет больше вас, и с вами исчезнут таинственные признания в любви. Не будет больше вас, и некому будет писать стихи, полные завуалированной страсти и любви. Не будет больше вас, и любовь станет обычным делом: между припарковать машину и побриться.

А вы понимаете, что мы живем в удивительное жестокое время? Любовь на наших глазах снимает вуаль, она стирает со своего лица фотошоп, за который мы ее так любили. Она стоит перед нами нескладная и угловатая. И кто знает, обратит ли кто на нее внимание. Но, что сделать, все карты открыты. Мы изменились, мы не будем такими, как прежде, пути назад больше нет. Никаких недоговоренностей и недомолвок, привет, реальность. Привет, время, когда «нет» значит «нет». И не надо тут искать никаких подтекстов.

Осторожно, домогательство, или Пойду лучше с Серегой на пиво

Все это началось с Харви Вайнштейна, который вдруг с новой силой возбудил давнюю болячку — харрасмент. Харви домогался актрис, и спустя годы, они вдруг решили разом выступить с заявлениями. Харви посадили в лечебницу, для него закрыты двери во все дома Америки, вряд ли его простят или хотя бы выслушают. Я против насилия и не собираюсь защищать его. Я не буду выступать адвокатом, хотя бы потому, что суда над Харви так и не было. А зачем адвокат без суда? Он тут не нужен. Я сейчас о другом.

Я о харрасменте, за который вдруг ухватились очень многие. Me too начали писать девушки по всему миру и выкладывать в соцсети свои истории. И, знаете, очень часто эти истории ничего общего не имели с домогательствами. Очень часто это был обычный флирт. Ну, да, неумелый, нелепый, смешной, но флирт.

А вы понимаете, что мы так и не научились различать домогательство и флирт? Мы приручили самые модные гаджеты, научились водить машины и готовы оседлать ракеты, но в человеческих отношениях так и не разобрались. Мы не знаем, что такое флирт. Мы не разбираемся в ухаживаниях. Может, потому что нам уделяли очень мало внимания? Может, потому что мы всё девственно ждали принца, поэтому не подпусками больше никого другого? Может, мы упустили что-то очень важное? Что-то фундаментально важное, с чего рождается любовь. Но, знаете, что? Не парьтесь. Теперь уже не стоит париться по этому поводу. Упустили, так упустили. Больше нам это знание не понадобиться. Флирт для нас навеки закрыт. Вот этой табличкой «Осторожно! Харрасмент!» и закрыт. Теперь мужчина триста раз подумает, приглашать ли в ресторан девушку, которая ему понравилась, оставлять ли ей свой номер телефона, дарить ли ей цветы и признаваться ли ей в любви, в конце концов. А вдруг она расценит это, как домогательство? Ну его нафиг, пойду лучше с Серегой на пиво. Скорее всего так подумает он. Скорее всего – это сегодня. А завтра постановка изменится на «точно подумает он».

Люди, мы животные

Чем это опасно для нас? Ну, как опасно, не опасно, конечно. Но над этим стоит подумать. Смотрите, мы восемь часов в сутки проводим в офисах. При послушном посещении работы это сорок часов в неделю. Сорок часов в неделю мы не имеем право на чувства – только рабочие моменты, и то очень осторожно. Во многих офисах начали следить за харрасментом, конечно, это же самое привычное место его действия. «Никаких отношений на работе!» – рявкают громко начальники и бьют кулаками по столу. «Снимайте отели и там перемигивайтесь и перешептывайтесь.»

Ну, как же, до отеля еще чувствами дорасти нужно. Не сразу же в койку прыгать, нужна же прелюдия: осторожный взгляд через плечо, кофейная чашка, которую задержали в твоей руке чуть на дольше, несмелый комплимент и улыбка, обращенная только одному человеку. Любви нужна прелюдия – это влюбленность. А влюбленность выражается в действиях, она не на словах. Но тут – баста! Нельзя! Знаешь, держи свое домогательство при себе, парень.

Я не утрирую и не ерничаю, я просто хочу, чтобы мы в запале не переборщили. Люди, мы животные. И ухаживания – это биология. Это наши физиологические потребности. Для того, чтобы зачать потомство, мужчина должен домогаться женщину. Без этого в природе никак. Еще раз повторюсь – я против насилия, ничто не должно переходить рамки. Но и не доходить до рамок тоже не надо. Ведь можно же как-то чувствовать эту грань, разве нет?

Еще раз повторюсь – мы сорок часов в неделю проводим на работе. И если на работе ухаживать нельзя, то что остается? Бар на выходных, если успеешь. Как мы собираемся строить отношения, выходить замуж и рожать детей, если ставим себе такие жесткие ограничения. Где и когда мы будем знакомиться? Как мы будем знакомиться? В конце концов, кто решится с нами знакомиться? Такими семимильными шагами мы приближаемся к одиночеству.

Еще чуть-чуть и мы сами будем летать отдыхать, в лучшем случае с такой же одинокой подругой. Никто не напишет нам анонимное поздравление с днем рождения. А вдруг это будет расценено, как домогательство, автора найдут по отпечаткам пальцев и публично осудят? Никто не поздравит нас с днем святого Валентина. Да и вообще, этот праздник будет как насмешка, его забудут и утилизируют все плюшевые сердца в магазинах.

Вы представляете жизнь без флирта? Я с трудом. Для кого тогда наряжаться, покупать то самое красное платье, красить волосы и ногти? Скажете, мы делаем это для себя. Ну, ок, посмотрим надолго ли нас хватит, делать это только для себя.
Удачи нам.

Источник